На вершине Аконкагуа, высшей точки Южной Америки и всего Южного Полушария Фотографии из личного архива Андрея Гундарева

Андрей Алмазов: "До рекорда не хватает 60 тыс. долларов…"

Опубликовано в Интервью
Автор  Прочитано 2505 раз

Один из самых известных путешественников Казахстана Андрей Гундарев (Алмазов) поделился с HalykTravel своими планами, и рассказал о нюансах своей увлекательной профессии горного гида.

 Андрей Гундарев – первый казахстанец на самом высоком вулкане в мире – Охос-дель-Саладо, участник проектов «7 вершин» и «7 вулканов». Посетил около 270 городов в 41 стране мира.

 

На какой сегодня стадии закрытие программ «7 вершин» и «7 вулканов»?

С одной стороны, осталось совсем немного. С другой стороны, все что осталось, очень дорогие пункты обоих программ. В программе «7 вулканов» – самый высокий вулкан Антарктиды, Сидлей. В программе «7 вершин» – самый высокий пик Антарктиды, Винсон, и самый высокий пик Азии и всего мира – Эверест.

Пока первоочередная задача закрыть программу «7 вулканов», и тогда я стану первым в Казахстане, кому это удалось.

 

 В штурмовом  лагере в непогоду, на вершине Аконкагуа 

 То есть для этого осталось только отправиться на Антарктиду?

Да.

 

Какой бюджет необходим для этого путешествия?

Программа Антарктиды стоит, на данный момент, 56 тыс. долларов. Плюс необходимо прибавить расходы на перелет в Пунта-Аренас (Чили), откуда собственно все и начинается, и траты на снаряжение. В общем, выполнение программы обойдется где-то в 60 тыс. долларов. Но это будет впритык-впритык.

Сезон восхождений в декабре-январе. Предоплата идет за полгода, поэтому у меня есть время до середины лета, чтобы попасть на Антарктиду к открытию сезона. Если не получится, то останется только перенести на будущий год.

 

А кому эти 56 тыс. долларов надо платить?

Американской компании, которая организует сервис для тебя. Она собирают группу, у нее есть арендованный российский самолет ИЛ-76.

На этом самолете тебя доставляют с Огненной Земли на Антарктиду, на станцию Union Glacier,  откуда уже маленькие самолеты, непосредственно американские, возят вас к той или иной горе или к южному полюсу.

Можно также добраться до берегов Антарктиды на российском экспедиционном судне, или самолетом из Южной Африки до аэропорта возле станции Новолазаревская. Но это совершенно другая часть материка, и чтобы попасть к моему вулкану, она совершенно не подходит.

Поскольку подобные услуги предоставляются монополистами, ценник на них завышен. Но что поделать, специфика такая.

 

На вершине вулкана Истасихуатль, Мексика 

 А как обстоят дела с поиском спонсоров?

Это вопрос связей. Можно, конечно, стучаться в каждые двери, но чаще всего это безрезультатно.

Поэтому сейчас я выхожу на тех людей, которых знаю лично, узнаю их мнение, и, основываясь на обычных теплых человеческих отношениях, спрашиваю рекомендации, кому может быть интересно подобное участие.

 

А чем может быть интересно финансирование восхождения государству или потенциальным спонсорам?

С государством все сложно, государству ничего кроме EXPO и грядущей Универсиады сейчас не интересно. Государственные деятели мыслят очень узко, с чем-то выходящим за рамки они даже связываться не хотят.

Для крупной компании – это отличная имиджевая реклама, возможность показать насколько у нее широкий взгляд на бизнес, на ситуацию в стране, на общество и т.д.

Главное прийти к нужному человеку и вдохновить его.

Опять же, есть краудфандинг. Я сомневался и сомневаюсь до сих пор, работает ли он в области туризма. Но как-то узнал на вебинаре по краудфандингу, что один российский travel-ресурс провел две успешные акции, собрал людям на экспедицию в Эфиопию. То есть теоретически таким способом можно привлечь средства на какие-то небольшие экспедиции. Понятно, что 60 тыс. долларов сумма не маленькая, но если с каждого по 100 тенге, то потенциал есть. Вот и буду думать над этим.

 

 Команда восходителей в высокогорной хижине, Мексика

 Есть ли какие-то особенности в подготовке к восхождению на вулкан?

Специальных требований по подготовке нет.  Подъем на вулкан даже проще, чем рядовое альпинистское восхождение.

Простота вулканов в том, что, чаще всего, это конусообразные объекты, с довольно пологими склонами. Там не надо преодолевать вертикальных участков рельефа, лезть по стометровым стенам с помощью веревок и карабина, что довольно часто происходит в обычных горах. На вулканы чаще всего ты заходишь пешком.

Последнее восхождение у меня было на самый высокий вулкан Азии – Демавенд. Технически ничего сложного, просто высота под 6000 метров, но на вершине есть один огромный фумарол, и если ветер дует в сторону тропинки, по которой ты идешь, то ты просто задохнешься. Такие вещи надо учитывать.

Если говорить об Антарктиде, то должен быть опыт восхождения в зимних условиях, нужно быть готовым к экстремальным морозам. В принципе, одеваешься тепло, надеваешь правильно снаряжение, и все нормально будет.

 

А сколько вообще дней в году проводишь в горах?

На самом деле немного. Я люблю больше комфортные условия, чем некомфортные. Из 12 месяцев – не более одного посвящено восхождениям. Бывают трекинги, которые также забирают какое-то время. Бывает, что я просто еду с группой в  Тибет, но это ведь значит только, что я путешествую в горном регионе, а не хожу в горы.

 

Ну, покоришь ты все эти вершины, а зачем это все? Что дальше?

Как ни парадоксально, но годы идут, и наши интересы с течением времени все равно меняются. Я не верю в страсть людей к горам в течение всей жизни. Хотя примеры есть.

Но сейчас в горах мне нравится тем, что я могу выложиться, могу проверить свои силы, мотивацию.

К тому же, для меня горы – во многом любимая работа, я на этом зарабатываю деньги.

По поводу выполнения различных программ: в этом бизнесе большая конкуренция. Чтобы привлечь больше клиентов, надо быть именитым и более того, даже знаменитым. Необходимо быть вдохновляющим для потенциальных клиентов. Поэтому если я выполню все эти программы, я вообще буду на коне (смеется).

Также мне нравится, когда люди вместе со мной попадают в горы, что-то новое для себя открывают. Им не обязательно как я ходить на все эти вулканы и вершины. Но, побывав в горах, две недели испытав тело и ум, домой они возвращаются с новыми взглядами на реальность, с новым опытом, после этого у них в жизни что-то обязательно станет еще лучше. Это моя главная роль во всем этом. 

 

 Последние метры перед выходом на вершину Аконкагуа, Аргентина

 Есть ли физические или психологические параметры отбора клиентов? Или заплатил деньги – и любой может подняться с тобой в горы?

Теоретически да, платишь деньги и идешь. Хозяин – барин.

Но надо понимать, что если что-то идет не так, я в любой прекрасный момент могу сказать: «Восхождение закончено. Извините. По тем-то, тем-то причинам». Поскольку я горный гид и отвечаю за безопасность.

Я даю рекомендации клиентам, какие тренировки они должны пройти, и это будет зависеть от их предыдущего опыта. Если он, например, хочет пойти на пик Хан-Тенгри, а ни разу при этом не был в горах выше 3000 метров, ну окей, давай попробуем (смеется).

Прилетели на ледник, а клиенту стало сразу плохо. «Ну, извини, денюжки мне, а ты лети домой». Тут здравый смысл есть, и я не пытаюсь никого обмануть. Я всегда предоставляю адекватную информацию. Я говорю, что может ждать человека в горах, если у него нет предварительно надлежащего опыта.

Но в принципе, я готов работать с любым человеком, даже был шанс поработать с известным слепым альпинистом Эриком Вейенмайером из США. Человек ничего не видит, но покоряет горы и фору даст любому. Почему нет? Но не сложилось.

 

А что может ожидать в горах неподготовленного человека?

То же, что и подготовленного (cмеется).

Основная проблема в горах –  это резкое изменение погоды и воздействие высоты.

Второе очень тяжело переносится неподготовленными людьми. Мало кислорода – организм начинает сбоить, вести себя по-другому, и ты не знаешь, что происходит с тобой и что делать, потому что ранее такого опыта у тебя не было. Стресс, страх – тебе плохо.

Опытный человек, который переносил высоту, знает про эти нагрузки. Он понимает, что окей, сейчас мне полдня будет плохо, следующую ночь я не посплю, а еще может быть у меня будет рвота, но я знаю, что через два дня все нормализуется, и я пойду дальше – еще выше.

Опять же, опыт решает все. Если ты был миллион раз в горах, миллион раз портилась погода, ты знаешь, как правильно принимать решения, ты знаешь какие правильные вещи с собой брать. Ну да, стало холодно, оделся там и дальше пошел. Другие видят, пошел дождь, и говорят: нет, дальше я не пойду. Как-то так.

 

Перед заключительным выходом

 А с чего начать тем, кто хочет подняться повыше, но опыта такого еще нет?

Нужно вести активный образ жизни. Заниматься спортом, тренироваться. Плавание, кстати, помогает подготовиться к грядущему восхождению, к нагрузкам на высоте.

Если вы в Алматы живете, у вас вообще есть прекрасная возможность – горы под боком. Начинайте ходить, сходите на Медеу, выше Медеу – на плотину, потом на Чимбулак, далее еще выше по дороге, докуда дойдете. В принципе, это ведь не сложно. Главное иметь здоровое тело, правильную мотивацию и все. Даже с равнины можно поехать куда угодно без предварительной подготовки именно в горах. Если организм не сбоит, то до четырех тысяч любой человек может подняться вообще без каких либо проблем. Выше – уже да, надо смотреть.

 

Меняет ли высота людей в психологическом плане? Бывало ли такое, что по пути клиенты начинают паниковать или вести себя неадекватно?

В редких случаях, конечно, бывает. Но сказывается – отсутствие кислорода и усталость. Что-то там в мозгу переключается, какие-то пунктики и у нас уже мысли идут по-другому. Люди начинают как дети себя вести, просто им тяжело. К тому же, клиенты заплатили денег и хотят к себе особенного отношения, и это понятно. Поэтому приходиться и гиду терпеть какие-то вещи.

В моей работе, в первую очередь, важно соблюдение безопасности. Второе, чтобы клиент получил хорошие впечатления, и только в последнюю очередь, достижение результата и пройденный маршрут. Если все эти три пункта соблюдены, то клиент доволен, дает тебе чаевые, пишет через полгода, спрашивает, что ты делаешь следующим летом и едет с тобой еще куда-нибудь. Но повторюсь: безопасность, хорошие впечатления, и только потом достижение вершины.

Также бывают галлюцинации у людей, но обычно они возникают, начиная с 6 тыс. метров. Выше 8 тыс. метров галлюцинации происходят и у самых опытных.

Друзья рассказывали, что с ними однажды всю дорогу из штормового лагеря шел выдуманный персонаж.

Бывает, появляется твое альтер-эго рядом и начинает командовать тобой: «Идем туда. Поверни налево, поверни направо». Как бы руководит тобой со стороны. Такие явления частые, и опытные люди относятся к ним спокойно.

 

Есть же суеверие, что увидеть альтер-эго в горах – не к добру?

Это, в любом случае, нехороший знак (смеется). Это значит, что ты перепахал, находишься на грани.

 

А еще какие-нибудь приметы существуют у альпинистов?

Мы – довольно практичные люди, поэтому все эти суеверия отпадают. Ты ведь знаешь, куда идти, как лезть, какая погода, какие условия. Если у тебя есть достаточно опыта, то все эти знаки свыше…

Бывает, конечно, что ты пытаешься куда-то залезть, а все тебе мешает, все против. Конечно, может, стоит тогда задуматься. Может это именно тот случай, когда игра не стоит свеч. Это не значит, что это какие-то суеверия, это просто здравый смысл.

 

На вершинах Эквадора

 А лично в твоей практике бывали случаи, когда гора не поддалась с первого раза?

Да было, конечно. На Хан-Тенгри я зашел, не соврать, с четвертого или пятого раза. В силу разных причин: вначале времени не было, потом клиенты заболели, пришлось с ними спускаться, в следующий раз сам заболел. И это нормально, потому что горы стояли и будут стоять, а здоровье и безопасность превыше всего.

С первого раза не получилось покорить и вулкан Охос-дель-Салада  - самый высокий в мире, на котором я стал первым казахстанцем. С клиентом стали неправильно акклиматизироваться, набрали первые 4 тыс. метров с помощью автотранспорта, а не пешком. Тоже очень сильно влияет. В итоге, клиенту стало плохо, да и мне было не очень комфортно. Мы приняли решение развернуться и уехать.

И я потом, через две недели, уже с другими клиентами и спортсменами из России, сходил на эту вершину. Второе восхождение также далось очень сложно из-за погодных условий. Подходим к кратеру (почти 7 тыс. метров), он забит снегом, по краю обходим, на последнюю скалу залезаем. Непогода. Снега по пояс, протаптываем его, вылезаем на вершину, очень холодно, фотографируемся. Спускаемся обратно в кратер, а нашей тропы нет, потому что пока лазали, все снова засыпало. И мы опять километр топтать по пояс в снегу. Очень тяжело.

 

В каких еще случаях принимается решение закончить восхождение и повернуть назад?

Состояние клиента, либо состояние маршрута. Погода. Или, к примеру, недавнее сильнейшее землетрясение в Непале…

Ну и может, там революция какая-нибудь началась, в экзотических странах такое иногда происходит.

 

Самое запоминающееся и яркое восхождение для тебя?

Если говорить о самом значимом для меня восхождении, то это на пик Евгении Корженевской, на Памире. Моя первая высота, выше 7 тыс. метров, которая подалась мне.

И там было несколько вещей, которые заставляют задуматься. Я поехал туда с травмой колена, и я боялся, что эта травма не даст мне вообще ходить в горы. Там был ледопад, в который я мог попасть, и это могло закончиться плачевно, как для меня, как для клиентов и еще для кучи народу. На спуске была непогода. Гроза. Статичное электричество на мне, меня било током. Экстремально, конечно.

Я достиг вершины с клиентами. Все нормально. Я отработал как гид хорошо, я смог зайти на вершину выше 7 тыс. метров, спуститься, преодолеть заболевания колена. Это был действительно успех, первый и значимый для меня. Было такое спокойствие: я ведь раньше все время сомневался, а могу ли я выше семи зайти? А тут я стоял на вершине: «Ок, я могу. Всё. Я могу».

 

Связка Суханов-Гундарев на склоне вулкана Орисаба, Мексика 

 Неужели только спокойствие испытываешь, добравшись до самой вершины?

Гордость, самоуважение. А когда ты много чего покорил, на вершине начинаешь ценить уже другие вещи: хороший вид, например.

Помню, семь дней добирался до самой высокой вершины Австралии и Океании: по джунглям, по пояс в грязи. И вот стою на вершине: а там такой потрясающий вид вокруг. Радость.

 

Можно подробнее про историю со статичным электричеством?

В рельефе много железосодержащих пород. Когда идет гроза, и молнии бьют в отдельно стоящие высокие вершины, гора, на которой ты находишься в этот момент, притягивает все электричество. Облака трутся об нее, много статики и вот. Все железо, которое на тебе, начинает искрить, трещать, иногда оно поднимается, эрегирует (смеется). Если обычно оно болтается у тебя в районе бедер, то благодаря электричеству, оно начинает само в воздухе висеть. Законы Ньютона вообще никак не действуют. И это страшно: в любой момент пройдет разряд, тебя ударит током. Одно дело, если будет не очень большое напряжение, и ты будешь на более или менее пологой поверхности, а если ты лезешь где-нибудь по гребню, и тебя ударило током? Ай, ой, и всё. Мешок с костями где-то внизу долины.

Совершая восхождение на пик Евгении Корженевской, меня тоже било током. У меня не висело кругом железо, не искрило, но я прям чувствовал шевеление, небольшой треск, мурашки по моей синтетической одежде. Я думаю: «Ни к добру, ни к добру. Надо валить, надо валить».

Я находился на снежном ноже, есть такое понятие в рельефе, когда в одну сторону падать метров 700, и в другую сторону не меньше. Гребень узкий, тропинка шириной не более 40 сантиметров. И вот я иду, полуприсядем. «Нож» небольшой, метров пять.

Где-то в середине ножа, по голове такой разряд проходит, бьет меня током. Я сажусь на этот нож. Одна нога на один сброс, другая нога на другой сброс и вот так вот, потихонечку, потихонечку, ползком, выбираюсь на более-менее пологую форму рельефа. Это рабочие моменты: да страшно, да могло произойти непоправимое, но если ты боишься таких вещей, то может и не стоит тогда в горы, потому что это объективный риск.

 

Какой средний портрет твоих клиентов?

Люди, у которых есть определенный достаток, стабильная работа и достаточно широкий взгляд на вещи. Они успешны,  хотят попробовать что-то новое, открытые миру. И женщины среди них тоже есть.

 

 Во время отдыха удается полюбоваться закатами

 Дорогое это удовольствие, нанять тебя в качестве гида?

Я не жадный и еще не такой именитый как многие другие гиды. Если говорить о наших горах, то однодневное восхождение со мной обойдется в 30-35 тысяч тенге в зависимости от маршрута. Если ехать за границу, то в среднем, восхождение со мной, вся экспедиция,  и так далее, 100 долларов в день. С учетом того что я не еду на три дня. Например, восхождение в Грузию, на Казбек, занимает 5 дней и требует значительной подготовки. Если брать меня как индивидуального гида, то не больше 2000 долларов.

Шакир Исламбакиев

Журналист-путешественник, тянет в Старый Свет

«Идеал – чувствовать себя как дома в любом месте, вообще повсюду»

Я на Google+: Шакир Исламбакиев twitter





Добавить комментарий

Защитный код Обновить