Как открыть кафе в Гоа

Опубликовано в Интервью
Автор  Прочитано 3927 раз

Беспощадная гоанская мафия, взятки, капризные клиенты. Казахстанец Данияр Дустанов рассказывает всю правду о бизнесе в индийском Гоа.

Шакир: Расскажи о твоем первом travel-опыте. С чего началась твоя страсть к путешествиям?

Данияр: Первый travel-опыт был в конце 2010 года. Я поехал в Турцию с сестрой, и до самого последнего момента я не подозревал, какого формата окажется наша поездка - думал, приедем на 2 недели на пляж, как обычно это происходит, отдохнем и обратно. Но все оказалось по-другому. Мы приехали в Стамбул, к родственникам, там сестра предложила ехать не на пляж, а в Каппадокию. Я согласился, и мы поехали. Там мы познакомились с китаянкой, сдружились. Когда настало время уезжать из Каппадокии, мы по совету кассира на автовокзале решили рвануть в Фетхие, на самый прекрасный пляж в Турции, где нет россиян, нет казахстанцев, и обслуживающий персонал даже не слышал о Казахстане.

Из Фетхие мы двинули в Трою, оттуда в Эфес. Так колесили по Турции 20 дней, на автобусах и пешком с рюкзаками. Там я впервые осознал, что я хочу путешествовать дальше. Начал читать про путешествия, изучать страны.

 

Шакир: Какими ветрами в Индию занесло?

Данияр: Денег на тот момент было не много, поэтому я искал бюджетную страну для следующей поездки. Почему-то из головы не выходил Китай, потом появилась мысль об Индии. Я открыл паблик в «ВКонтакте», связался с друзьями, которые на тот момент учились в Дели, взял одного друга и рванул в Индию.

На момент моей первой поездки в Индию у меня была виза всего на 2 месяца. В первый раз трудно получить визу на большой срок. Но задержался я там дольше. В ночь перед вылетом мы с друзьями хорошо оторвались, и я приехал в аэропорт прямо с тусовки. Опоздал минут на 10-15, самолет улетел без меня. Но я схитрил и решил обменять билет на самый последний день действия визы. Когда приехал в аэропорт, на рейс меня не пустили - с просроченной визой из страны не выпускают. Для выезда нужно было пройти проверки миграционной службы, наркоконтроль - в Индии бюрократия. И пока я проходил это все, протусил в Дели еще 3,5 недели.

 

 

Но без визы даже в гестхаус не пускают, во всяком случае, в Дели, в районе Пахаргандж. Поэтому несколько дней я гостил у казахстанского пресс-атташе, затем, видимо, я достал его, и он пристроил меня в общаге Delhi University. Каждый день я ездил оттуда в миграционную полицию, сидел там пару часов, а в оставшееся время гулял по Дели, знакомился с достопримечательностями.

Потом я вернулся в Алматы. Начал вести сообщество об Индии в ВК, на тот момент это был самый активный паблик. И однажды мне написала одна подписчица, попросила сопроводить ее маму в поездке в Индию - сами понимаете, женщина, одна, боится. Я попросил скинуть маршрут, мне пишут: Тадж-Махал, Джайпур, Манали. Я на тот момент в этих местах не был, а тут возможность выпала сопроводить эту женщину и за ее счет увидеть все эти места. Супер! Поехали. Она в восторге, и я новые места повидал. 

Когда мы вернулись с этой поездки, я понял, что вернусь в Индию снова. Чтобы получить многократную визу, я поступил в американский университет в Дели, оплатил взнос долларов в 150, получил их приглашение и визу. Но не учился там.

Потом та подписчица снова написала мне, теперь уже попросила сопроводить ее подружек. Я уже как профессиональный гид опять поехал в Индию (смеется).

Тогда я осознал, что можно путешествовать и зарабатывать на этом деньги. На тот момент мне было 22-23 года. И так я стал гидом.

 

 

Шакир: Сколько времени в целом ты провел в Индии?

Данияр: 3 года. В последний год я перестал работать гидом, и открыл кафе совместно с индусом.

 

Шакир: Отсюда давай подробнее!

Данияр: В общем, я приехал в Гоа с группой карагандинцев. Однажды в кафе я помогал им общаться с официантами, объяснял, что написано в меню. Владелец кафе, мой будущий партнер Удей увидел, как хорошо я контактирую с русскоговорящими туристами, и стал интересоваться. Предложил работать у него как наемный сотрудник, но я не захотел так. В итоге, мы оба вложились и открыли кафе в Мандреме.

 

Жанель: Какова была твоя доля в бизнесе?

Данияр: 30 процентов.

 

 

Шакир: Легко ли юридически оформить предприятие в Индии?

Данияр: Ни один иностранец не имеет право открывать предприятия в Индии и скупать недвижимое имущество. У меня в Индии есть 6 мопедов, которые я приобрел, чтобы сдавать в аренду. Но по документам они оформлены на какого-то индуса, которого я в глаза даже не видел. Но документы у меня на руках, а в Индии у кого документы, тот и владелец, и неважно, что на них чужое имя написано.

 

Жанель: То есть, достаточно оформить фирму на индуса, и можно спокойно работать?

Данияр: Все далеко не так просто. В Гоа есть арамбольская полиция - эта самая жуткая вещь. Они крышуют все. На первый взгляд кажется, что в Гоа все люди радушно настроены по отношению к тебе, все мило, классно. Но на самом деле, Гоа - это огромная мафия. Даже местные бабушки не просто так интересуются у тебя: «Сынок, как дела, чем занимаешься тут?». Везде работает мафия, крышует которую полиция.

Был случай, я сначала приехал с клиентами на Арамболь, а потом в Палолем, а это 102 км от Арамболя. Заходим с ними в кафе, ко мне подходит официант, и говорит: «Что-то ты похудел, дружок, наверное, работы много, устаешь». А я этого человека знать не знаю! Тогда я понял: секут. Хоть я и выглядел как турист, в шортах и в очках ходил, но все знали, что я на самом деле работаю, а к таким людям в Индии относятся плохо.

 

 

Жанель: И что тебе грозило за это, в худшем случае?

Данияр: Максимальная мера  - это устрашение, до физической расправы обычно не доходит. Однажды, когда я уже был в ресторанном бизнесе, ночью выкрали двоих моих официантов. У меня был штат из 10 человек, из которых пятерым мы снимали комнату, а трое ночевали в кафе и заодно стерегли его. И вот, однажды ночью я тусуюсь где-то, мне звонит управляющий кафе, и говорит: «У нас двоих сотрудников украли». Их выкрали, вывезли в джунгли, заставили копать ямы. Все в лучших традициях бандитских 90-х. Это была акция устрашения, на утро их вернули.

Часто жгут кафе.

 

Жанель: Какие суровые нравы!

Данияр: Те, кто из Гоа, так и говорят: мы не индийцы, мы гоанцы, португальцы. Они гордые, дерзкие. В общении с индийцами - ты хозяин, они к этому привыкли, у них такое мышление. Если будешь относиться к индусу по-доброму, ничего от него не добьешься. Это такой народ, который палками надо подгонять, я даже рукоприкладствовал в кафе - у меня была специальная бамбуковая палка, она жестко бьет. А с гоанцами такое не получится. Каждое слово, тобой сказанное, они учитывают. Переговариваются между собой, передают информацию. Даже таксисты, на первый взгляд, простые таксисты, и те, то дома сдают в аренду, то наркотой приторговывают.

Я понимаю местных. Это их хлеб, им за туристический сезон надо денег заработать на весь предстоящий год, а тут приезжают дауншифтеры, которые делают такую же работу за дешевле и на понятном туристам языке. Вот местные и напрягаются. Был случай, парнишу из Украины убили. Он организовывал туры, везде объявления свои расклеивал, клиентов у него много было. И его устранили.

 

 

Шакир: А сколько необходимо денег, чтобы открыть кафе в Гоа? 

Данияр: Я просчитался и вложил больше. Но сейчас понимаю, что и 2 тысяч долларов хватит, чтобы открыть кафе, например, в арендованном доме.

 

Жанель: Насколько это выгодное дело, иметь кафе в Гоа?

Данияр: Свои деньги я забрал, когда уходил. Но, на самом деле, кафе приносит небольшую прибыль - клиент заказывает миску супа, она стоит 60 рупий, это 180 тенге. Сколько супов у тебя должны съесть, чтобы ты много заработал?

 

Жанель: Почему решил выйти из бизнеса? Из-за маленькой прибыли?

Данияр: Я все видел в Индии, знаю ее лучше, чем Алматы. Захотелось чего-то нового, другого. А управлять кафе на расстоянии нереально. Индийцев я знаю - они обязательно соврут.

 

 

Шакир: И как дела обстоят в кафе без тебя?

Данияр: В этом году дела не идут. Во-первых, меня, русскоязычного, нет, во-вторых, рубль сильно упал. В этом году Гоа не добрал 10 000 туристов из России. Фактор того, что я говорю на русском, очень сильно влияет. У нас на борде написано было: мы готовим русскую еду, говорим по-русски, и это привлекало много клиентов. Очень много людей приезжает в Гоа из какого-нибудь Тагила, Нижнего Варовска. Приезжают и говорят: «Так, борщ хочу». А я до открытия кафе готовить не умел, но пришлось замарочиться. Поискал в Интернете, как готовить борщ, показал своим поварам, что и за чем закинуть в кастрюлю, смотрю, борщ. Так и учились. Люди заходят в кафе и с порога спрашивают: «Здесь по-русски говорят?» Я отвечаю: «Конечно, говорят, заходите!». И больше никуда такие туристы ходить не будут, только ко мне. Были у меня клиенты, у которых отель рядом с кафе находился, и на завтрак, обед и ужин они строго ко мне приходили, плюс за выпивкой. И от одной такой компании из нескольких человек за 2 недели их отдыха мы получали тысячи полторы, и таких компаний, на самом деле, было много. Все только оттого, что я умею построить связи с людьми. В этом деле важно понимать клиента: как он просит заправить салат, какую последовательность подачи блюд ждет. В Гоа еще как-то более или менее научились работать с туристами, но в Индии в целом с этим большая проблема - у них принесут сначала лепешки, клиент наестся этого чизнана, потом ему несут блюда, а он уже сытый.

 

Шакир: Как найти партнера в Индии?

Данияр: Это сложно. С вероятностью в 99% тебя кинут. Запускаешь деньги, начинаешь работу, а тебя через пару месяцев кидают. У меня в Индии  друг был из Москвы, он влил много денег, открыл ночной бар с бассейном, на хорошем уровне. Взял в аренду место, а через несколько месяцев его встречают в его баре с топором и говорят: «Иди отсюда, больше не приходи». И что ты сделаешь в такой момент? Ты не в своей стране. Здесь часто кидают. Мне повезло, что человек, с которым я открыл кафе, настоящий бизнесмен. И я пытался делать так, чтобы без меня бизнес шел плохо.

 

 

Шакир: Как с налогообложением дела обстоят? 

Данияр: Кассового аппарата у нас не было. В отчете мы писали, что зарабатываем 6000 рупий в месяц, это 100 долларов.

 

Жанель: И сколько процентов из них отдавали государству?

Данияр: Не много. Там вообще странная система: хочешь, можешь платить налоги, не хочешь, можешь не платить.

 

Жанель: А проверки?

Данияр: А проверки такие же, как и везде: накрываешь стол, люди напиваются, и все, проверка прошла. У них же мышление такое, им радостно от того, что иностранец для них напрягается, пляшет перед ними. 2000 рупий (6000 тенге) дашь на руки, и все, дело закрыто.

 

 

Шакир: Часто слышал, что в индийских кафе травятся. Видимо, потому, что все так легко развести. И как туристу себя обезопасить?

Данияр: СЭС на Гоа не работает вообще. Но люди травятся не от еды, а от настроя, когда брезгают. Мое личное наблюдение, когда человек на позитиве, его ничем не отравишь. Я вообще считаю, что все проблемы из головы. Лично в моем кафе было чисто, остатки еды мы отдавали собакам. Что касается испорченной еды, никто не будет готовить лишнюю еду, это не выгодно. Отходов у меня реально почти не было. Каждое утро в 6 утра наш человек отправлялся на маркет за свежими продуктами, из которых мы готовили наши блюда.

Кстати, многие травятся рыбой, акулами. Как правило, это происходит в таких кафе, которые покупают много и выставляют рыбу. Я не покупал рыбу заранее. Когда клиенты интересовались рыбой, я просил сделать заказ, чтобы мы съездили, купили свежую рыбу, которую рыбаки привозят 2 раза в день сразу после улова, и из нее готовили. 

 

Шакир: И, напоследок, важный вопрос о безопасности. Как туристу съездить в Индию и вернуться оттуда целым и невредимым?

Данияр: Вести себя нагло и дерзко. Даже женщинам. Не стоит бояться никого. Если ты начинаешь защищаться, не хило, а яростно, окружающие осознают это, и ничего тебе не сделают.

 

Интервью записали: Жанель Рахмидинова, Шакир Исламбакиев

Фотографии из личного архива Данияра Дустанова

Теги
HalykTravel

"Путешествия учат больше, чем что бы то ни было. Иногда один день, проведенный в других местах, дает больше, чем десять лет жизни дома" (Анатоль Франс)





Добавить комментарий

Защитный код Обновить