По следам аргонавтов

По следам аргонавтов

Опубликовано в Вокруг света
Автор  Александр Астрихинский, Михаил Шапошников, Евгения Доброва, Наталья Здерёва, Луиза Зеленина, Александр Портнягин, Ольга Удовенко, Ирина Кадубовская, Сергей Кротов Прочитано 2939 раз

Экипаж яхты Александра Астрихинского рассказывает о необычном путешествии по Эгейскому и Ионическому морям.

На деревянной парусной яхте «Валери» мы вышли из турецкого Бодрума и прошли двенадцать островов и городов Греции по маршруту: Кос - Нисирос - Астипалея - Анафи - Санторини - Милос - Идра - Афины - Коринф - Навпактос - Итака - Лигия - Паксос - Корфу. Путешествие было необычно тем, что, согласно задумке капитана Александра Астрихинского, мы должны были повторить часть пути легендарных аргонавтов и осмыслить мифологические образы Древней Эллады, а также их отображение в творчестве русских поэтов символистов. Поэтому проект получил название «Круиз Серебряного века».

 

 

Экипаж стартовал из Турции, чтобы облегчить пограничные формальности: лодке было проще прийти в Грецию из-за границы. Первой нашей греческой точкой был остров Кос, до которого от Бодрума двенадцать миль, или полтора часа пути. Рейсовая пассажирская «ракета» на воздушной подушке проходит этот путь за сорок минут.

 

 

Кос

На Косе, острове Гиппократа, который также называют садом Эгейского моря, мы прежде всего осмотрели Асклепион - его главную достопримечательность. Это трехъярусный храмовый комплекс, в котором лечили больных во времена античности. Причалив, мы арендовали две машины и поехали к термальному источнику, бьющему прямо на берегу моря. Горячая, семидесятиградусная вода смешивается с морской в природном «лягушатнике», отграниченном валунами. Народ плотно набивается в эти термы Посейдона, сидит по пояс в горячей, пахнущей серой воде, тело к телу, иногда вскрикивают «новенькие». «Здесь должен был бы быть рай, - подумали мы, - но выглядит скорее как чистилище». Погревшись в серных водах термальных источников, мы выпили в прибрежном кафе по стакану апельсинового фреша и вернулись на яхту. Литературный лекторий, который входил в нашу программу, мы устроили прямо на борту во время переходов. Обложенные томиками поэтов Серебряного века, с рюмкой вина в руке, мы читали стихи и ощущали силу и глубину античных образов: солнца, богов-олимпийцев, героев - аргонавтов, золотого руна, дионисийских празднеств.

 

 

Нисирос

Нисирос - малонаселенный остров, там живут всего 937 человек - так было написано в туристическом буклете, посвященной главной достопримечательности - нисиросскому вулкану вернее, его глубокой кальдере. Мы причалили вечером и тут же пошли в прибрежную таверну - захотелось выпить метаксы и станцевать сиртаки. В баре ночь-заполночь мы познакомились с Антулой - она родом с Нисироса, но живет в Нью-Йорке, а сейчас прилетела на родной островок на выборы мэра. Мы удивились степени ее гражданской ответственности. Наутро осмотрели кальдеру - спустились в кратер вулкана и, не замеченные охраной, сварили глинтвейн на одном из гейзеров, бьющих из его жерла. Если соберетесь на не заснувший до конца вулкан, обязательно берите обувь на толстой подошве, чтобы было негорячо ходить по кратеру. Затем мы посетили развалины карийской крепости, возвышающейся на горе с не очень хорошей дорогой - туда не ездят туристические автобусы и потому безлюдно. С мощных древних стен полюбовались морем, собрали лаванды и полевых цветов - и унесли букет терпких ароматов на борт.

 

 

Нисирос. На вершине крепости царя Мавсола

 

 

Сергей Кротов, основатель яхтенного агентства StCharter, шкипер:

В Греции я обошел уже около пятнадцати островов, и хочу сказать, что не все оставляют след в памяти. Больше всего мне нравятся Сими, Тилос, Идра и, конечно же, Нисирос. На Нисирос я прихожу уже третий раз. Как яхтсмену мне больше нравится идти к нему или с юга, то есть после Тилоса, или с севера, то есть после Коса, - на таком маршруте обычно ловишь комфортный ветер и управление яхтой доставляет кайф. А вот как гостю мне этот остров открывается каждый раз с новой стороны. Я был уже несколько раз там на вулкане, но в этом походе первый раз пробовал глинтвейн, приготовленный в кипящих гейзерах, узнал, что есть древняя крепость Мавсол и открыл ее для себя. Но одно из самых главных событий, отпечатавшихся у меня в памяти, - это посещение местного бара на задворках городка, где нет ни одного туриста. Только в таких барах можно почувствовать атмосферу места и людей, которые там живут. Ни в одном даже самом уютном локальном ресторанчике на набережной этого нельзя понять, ведь они работают «на туриста».

 

Анафи

На Анафи мы попали случайно, так же как и три тысячи лет назад аргонавты - из-за погоды. Легенда гласит, что в XII веке до нашей эры, едва выйдя из Критского моря, они попали в сильную бурю в море Эгейском. И тогда воззвал Язон к Аполлону. Чтобы спасти мореходов, Аполлон поднял со дна небольшой остров - это и был Анафи. И осветил его, пустив солнечную стрелу. Когда мы причалили в бухте Святого Николая, уже было темно, но мы все равно решили подняться на высокую гору - в Греции все, что заселено наверху, называется Хора (а внизу - Скала), - на вершине которой гнездилась пронизываемая ветрами деревенька. Двухэтажные белые дома, рядом, во дворе, печи, сбегающие и взбирающиеся узкие улочки, на главной площади, совсем небольшой, сельская церковь и рядом одинокая скамейка над обрывом, чтобы любоваться панорамой. Использовав скамейку как штатив, мы сделали несколько кадров мерцающего во тьме соседнего Санторини и отправились в ближайшую таверну есть баранину. Там было многолюдно (выборы!), и мы еще раз убедились, насколько это важное для греков событие: местные жители сдвинули столы, как на свадьбе, хозяйка моментально их накрыла (а вообще греческий сервис таков, что порой официантов приходится ждать по пятнадцать минут), сельский священник прочитал молитву, и они сообща приступили к трапезе. Подумалось: удивительное чувство соборности у этого народа. Мы просим счет - по-гречески «логаризмо», - потом получасовой спуск с горы, во мраке, под муравейником ярких звезд, что кажется, не бывает, нудистское купание на песчаном пляже - и мы снова на яхте.

 

 

Александр Астрихинский, капитан «Валери»:  

В прошлом году, прокладывая маршрут из Мармариса до Санторини, я взял на заметку себе этот маленький островок как запасной порт по дороге. Но погода была прекрасная, мы с ветерком промчались мимо Анафи; осталось только любопытство: «А что там, за этими скалами?» В этот же раз, покидая Астипалею, снова вспомнил об этом островке «про запас». Прогноз обещал 4-5 баллов, и я подумал: «Пройдем, легко». Однако ветер оказался не тот и волна не та - вместо обещанного северного ветра западный в нос, а волна в борт. Пришлось изменить курс - пойти севернее, резать волну. А потом повернуть на Анафи, поймав парусами западный ветер.

 

 

 Пришли - маленькая бухточка святого Николая и над бухтой верхний город, Хора, на высоких на скалах. Уже темнело, когда мы поднялись на Хору с Мишей, Женей и Луизой и славно поужинали там жареной бараниной. Городок пронизывал холодный ветер, и тем более тепло было в тавернах. Приютно. С утра - на Санторини, который уже близко. Анафи остался в памяти желанным приютом на пути, словно и вправду поднятый из моря Аполлоном для аргонавтов, да и для нас тоже.

 

 

Санторини

Есть красивая легенда, что Санторин - это ком земли, подаренный аргонавтам морским богом Тритоном, сыном Нептуна и Венеры. Это самый известный остров архипелага Киклады. Также как и Нисирос, он имеет вулканическое происхождение. Минойское извержение вулкана произошло в середине второго тысячелетия до н.э. Взрыв вулкана Санторин по мощности был равен взрыву 200 тысяч атомных бомб, сброшенных на Хиросиму. Двухсотметровая волна цунами накрыла северное побережье Крита и погубила некогда процветавшую минойскую цивилизации. В наследство от этих времен нынешнему полумесяцу Санторини достались скалистые берега, местами достигающие высотой 300 метров, и, разумеется, тот самый вулкан.

 

 

Красота вулканических пляжей неописуемая. На острове есть Красный пляж, и есть Черный - по цвету песка. Мы побывали на Красном, искупались под отвесными пылающими на солнце темно-рыжими скалами, и отказавшись от услуг «ослиного такси» (в Греции это очень популярный аттракцион - почти в любую гору в любой туристической точке вам предложат подъехать на ослике), на своих двоих поднялись к машинам и тронулись дальше - обедать в таверне «Николас» (старый город, недалеко от колокольни, проверенная местная кухня - каракатицы, осьминоги, телятина и, конечно, греческий салат), а после поехали на смотровую площадку в городок Ойя фотографировать знаменитый санторинский закат.

 

 

 

Милос

Остров Милос подарил человечеству эталон женской красоты - Венеру милосскую. Оригинал скульптуры находится в Лувре, а на Милосе в историко-археологическом музее есть точная копия, стоит зайти посмотреть этот шедевр воочию - фотографии не передают совершенства форм и соразмерности объемов. Есть и природная достопримечательность на Милосе - белоснежные риолитовые пляжи с пещерами над водой, в которых удивительное эхо, почти как в Шаляпинском гроте в Новом Свете - в следующий раз мы сплаваем в такую пещеру всей группой и споем хором что-нибудь залихватское.

 

Идра

Попав на Идру с вулканического Милоса, от его белых, сверкающих наготой Венеры Милосской берегов и утесов, оказываешься перед обветшалыми скалами. Пелопонес близко, до него подать рукой, да и руку подать ему можно, протянув через море, как это сделали прибрежные сосны. Только чуть не дотянулись и стоят, помахивая вытянутыми к полуострову руками. А вот что отличает Идру от материка, да и других населенных островов - это отсутствие автотранспорта. Бескомпромиссная борьба за экологию. Единственная машина, которую мы видели в городке, это карета «скорой помощи». А так все ездят на осликах, и поклажу на них возят. Так ездили веками. Однако славится остров не только вьючными животными - за последнюю пару столетий Идра подарила Греции многих выдающихся людей, отсюда вышли десятки адмиралов, пять премьер-министров и несколько известных художников; на Идре черпали вдохновение Пабло Пикассо и Марк Шагал. После Кучук-Карнаджайского мира (1774) идриоты часто ходили под российским флагом, избавлявшим греческих судовладельцев от османского произвола. На Идре никогда не было турецкой администрации, однако остров был обязан поставлять моряков на турецкий флот, отсюда цитата: «Без греков никогда бы не было турецкого флота». В 1821 году из 28 тысяч населения острова десять были моряками, а это почти все дееспособное мужское население. Портреты этих героических людей выставлены в историческом музее Идры, который находится в левом крыле ее гавани, если смотреть с моря. Отличный музей, непременно стоит сходить. 

 

 

Александр Астрихинский, капитан «Валери»: 

Вспоминаю май 2004-го... Мой первый раз в Эгейском море. Киклады и Идра. Идра стоит особняком, и оттого что она не из Киклад, и оттого что девятичасовой переход на нее с Серифоса запомнился девятибалльным штормом. А сегодня штиль. Сегодня мы закончили путь через Эгейское море. В этот раз море не было сурово, только в самом его центре нас немного потрепало. Итак, подходим к Идре. К Идре, которая уже другой мир. Пелопонесский. Разительно отличается от Киклад, а уж тем более от Спорад. Другая судьба, а значит, и люди, и архитектура. Саронический залив почти бездвижен. Моя команда (матрос и кок) кейфуют на корме. И участники нашей литературной одиссеи тоже кейфуют, а время от времени что-то записывают. На тему: «Валери». Это задание практикума. Стоя за штурвалом лодки, тоже подумаю о ней. О прошлом? Не многое знаю я о ее прошлом. Знаю, что история яхты началась еще в 1994-м, когда новую деревянную парусную яхту спустили в на воду в Стамбуле, на знаменитой верфи «Тузла». Это была одна из первых яхт с диагональной клееной обшивкой. Очень прочной и долговечной. Знаю, что ходила она по Средиземному и Эгейскому морям, но недалеко. Ее уделом был популярный «Blue cruise» по усеянному тишайшими бухтами побережью между Бодрумом и Мармарисом. Досталась она мне в 2012-м с одним только парусом. Однако даже под ним одним при первом выходе в море легко дала пять узлов при легком ветерке в десять. А как она режет волну! И сама снова становится на курс. Таковы обводы! Я покупаю ей паруса и украшаю картинами. Ремонтирую нос и корму. «Валери» - сложный организм. Ей нужны паруса, и парусам - ветер. Ей нужны дизель и масло, лак и краска, медь и хромированная сталь… И море, ведь не секрет, что деревянная яхта на берегу быстро превращается в рухлядь. И ей нужен я, вернее, кто-то вроде меня, кто даст все, что ей нужно, и тогда она принесет его туда, куда он захочет. Или сможет дойти. С ней. Наверное, это и есть закон сочетания начал. Заходим в порт Идры. Я не заглядываю в будущее, но сквозь неплотную пелену времени, как сквозь сон, вырисовываются очертания другого порта, в который мы придем… десять лет спустя.

 

Афины

Подходя к берегам Афин, мы издали увидели высокий холм с белыми руинами Парфенона и, разумеется, причалив, первым делом отправились смотреть Акрополь. От марины Алимос туда ходит трамвай «пятерка», до остановки Синтагма. И вот мы в центре. Современный европейский город. Суета. Бесчисленные кафешки, снующие туристы, продавцы роз, прилавки с экзотическими фруктами. Улицы, можно сказать, грязноваты, и всюду граффити, даже на вагонах метро, вдоль наземной линии которого нам пришлось пройти. Ветки мандариновых деревьев тяготит груз плодов. Они разбрасывают их вокруг себя. Мандарины валяются и на проезжей части улиц. Некоторые из них безжалостно раздавлены колесами авто. Кто-то из девчонок хочет попробовать мандарин, капитан срывает парочку с дерева, но они кислые и горькие - косым глаза вправлять. Подходим к Акрополю, взбираемся в гору по скользким ступенькам. Древние камни сдобрены современным бетоном. Парфенон в строительных лесах, но даже это умаляет его царственного величия. Со смотровой площадки открывается потрясающая картина. До горизонта под закатным солнцем белые дома, застройка такая густая, что между домами не угадываются улицы. Потом, когда в восемь всех выгоняют (глагол точный, действия охранников напоминают действия пастухов по отношению к овцам), мы спускаемся и идем по городу в поисках симпатичной таверны. А потом, разобравшись, чем кебаб отличается от гироса, сидим с рюмкой ракии и смотрим уличное файер-шоу: факир ходит на ходулях на темной улице и крутит огонь.

 

Коринф

Коринф - ионическое лицо Греции. Название этого города означает место, где строят корабли. Есть изречение: «Не всякому плавать в Коринф». Но мы не «всякие», и мы поплыли. Сити-марина в Коринфе оказалась прямо в центре, замечательное место, рядом площадь с кафешками, фонтан со статуей Пегаса, скамейки, пальмы, аллеи для прогулок. Эти аллеи с особым покрытием для пешеходов - идешь, как по ковру. Дошли до стоянки такси, взяли машины до старого, вернее, древнего города — очередной археологический заповедник под открытым небом, один из бесчисленных памятников культурного наследия Эллады. После осмотра храма и руин мы поднялись к средневековой крепости, на приличную высоту, полюбовались исполинским строением, его зубчатыми стенами и барбаканами - и потом снова спускались к морю - под сенью звезд и над покрывалом огней Коринфа.

 

 

Луиза Зеленина, поэтесса:

При входе в порт Коринфа нас встретил летящий Пегас. И для меня, как для человека, связанного с литературой, это было символично. Я поняла, что впереди у меня новый творческий путь. В Коринфе мне очень понравился историко-фольклорный музей, на который я случайно набрела, гуляя по набережной. Я позвала ребят, и мы осмотрели прекрасную частную коллекцию национальных костюмов. Музей, кстати, бесплатный. Что еще осталось в памяти от Коринфа - знаменитая коринфская колонна и незабываемый закат над руинами старого города.

 

Навпактос

Навпактос — городок в Коринфском заливе. В 1571-м здесь произошло одно из крупнейших морских сражений известных истории - битва при Лепанто. Ее участником был Сервантес - он сражался на борту корабля и получил три ранения. Позже де Сааведра говорил, что «потерял дееспособность левой руки ради славы правой». Сейчас это райское место с галечными пляжами и хорошим прибрежным вай-файем (что в Греции редкость, обычно публичный интернет адский и все время обрывается). На подходе к Навпактосу на яхте кончилась вода, и капитан пошел договариваться с управляющим ближайшего к причалу кафе, чтобы тот позволил нам заправиться. Хозяин любезно согласился, притащили шланг, и кафе подарило «Валери» две тонны воды.

 

 

Над пристанью на высоком холме мы увидели древнюю крепость с прекрасным хвойным парком, а когда поднялись туда, поняли, что он напоминает римскую Виллу Боргезе. Смотритель предупредил, чтобы мы не сходили с каменных дорожек - змеи, - и сказал, что они специально держат кошку. Змеи действительно были, но не на камнях, а на заасфальтированной подъездной дороге - грелись на солнце, совершенно не боясь попасть под колеса туристических автобусов. Нам повезло и здесь - групп в это время не было, мы спокойно побродили по руинам и парку и написали этюды с натуры.

 

 

Евгения Доброва, писатель:

Мое самое сильное впечатление от поездки - город Навпактос, а точнее, парк в его крепости, вознесенной на высоком холме над морем. Древние стены с монументальными зубцами, видовые площадки и лестницы. Скамейки, на которых хочется просидеть целый день, любуясь на синюю даль, покатые каменные пандусы - не иначе, пушки возили. Гудение шмелей и мух. Птицы в кронах. Безмятежное парение над верхним парком, морем, далью, Грецией... Кипарисы и сосны, буйная зелень газонов, и маки, маки... Парапеты. Не замшелые вовсе, а поросшие мелкой звездчаткой. Платаны и грабы. Арочные проемы в стене. Хвойное марево. Муравьи на камнях. Там, в крепости, я подумала о соотношении муравья и титанической крепости - и то и другое можно вобрать в себя - и соразмерить. Взгляд вниз - на муравья. Взгляд вверх - мощные стены и горизонт. Расстояние от микрокосма до космоса равно всего-то лишь скорости взгляда. Ты смотришь на буйство хвойного парка, на графику шишек на фоне неба. Поднимаешь шишку, всматриваешься в спираль чешуек. Сжимаешь в кулаке, потом разжимаешь и видишь на ладони узор, след этих самых чешуек, разбегающихся по золотому сечению, от самой маленькой - главной. И понимаешь, что иногда муравей главнее стены.Сюда, в Навпактос, я еще вернусь.

 

 

Итака

Итаку все знают по Гомеру - этот остров был царством Одиссея. В средние века Итака принадлежала Венеции, но затем была захвачена пиратами и почти сто лет служила в качестве пиратской базы, пока пиратов не выгнали жители соседней Кефалонии. Недавно, в 2010 году, здесь нашли вероятный дворец Одиссея. Мы решили осмотреть камни, по которым ступала нога великого странника, арендовали машину и приехали к музею под открытым небом. У обочины стоял информационный стенд, а дальше - поросшее редкими оливами пространство у подножия горы, напоминающее пустырь. Пока мы вникали в план местности, к нам подбежала черная собака с колокольчиком на шее. Она лаяла и кивала мордой направо, показывая на тропинку, которую мы не заметили. Пошли за собакой, и она привела точно к останкам фундамента - видать, не в первый раз встречает гостей. Огромные горы, утяжеленные лесом и мрачноватые под низкими тучами, голубые бухты, серпантины — здесь удивительная атмосфера легендарной древности. На Итаке стоит побывать. Объехать ее на машине, поражаясь циклопическим пейзажам - а потом заземлиться, поесть в тавернах козлятины. В царстве Одиссея она всегда есть в меню.

 

Михаил Шапошников, заведующий Музеем Серебряного века:

Итака, остров Одиссея, манил меня, как недостижимая мечта, еще с детства, и я никогда не мог представить, что я окажусь здесь и увижу развалины дворца Одиссея, хотя они состоят, как выяснилось, из нескольких камней. Итака меня поразила разностью своей погоды, сначала солнце и дивные виды на соседние островки и озаренное солнечным светом море, а через пять минут ты оказываешься на вершине, окутанной тяжелыми свинцовыми облаками, кажется, что можешь дотронуться до них рукой. А под ногами — острые серые камни. Итака суровая и радостная. Когда мы отошли от берега и проплывали вдоль острова, взгляду открывались языческие рощи, где наверняка еще бродят сатиры и сатирессы и трубит великий Пан.

 

Корфу

Корфу - самый известный из Ионических островов. Он был колонией Коринфа и часто конфликтовал с метрополией, добиваясь независимости. Греческое название острова - Керкира - связано с Посейдоном, полюбившим и похитившим нимфу Керкиру и назвавшим в честь нее этот остров. А итальянское Корфу означает «город гор» (самая высокая, Пантократор - 906 метров). Остров воссоединился с Грецией в 1864 году, но венецианское владычество в течении четырех столетий наложило отпечаток на архитектуру, а лексикон сохранил множество итальянских слов. Например, самое популярное на острове блюдо «софрито» - венецианского происхождения.

 

 

На Корфу мы пришли во второй половине дня и успели осмотреть крепость возле марины и исторический музей при ней - там интересны коллекция монет и византийская мозаика. Затем, конечно же, прогулка по узким, совершенно венецианским улочкам, где между домами сушится на веревках белье, где в продаются в многочисленных лавочках засахаренные кумкуаты и миндаль, и лучшие во всей Греции специи, и десятки сортов оливкового масла, и всякая экзотика вроде джема из ванили.

 

 

Православная церковь святого Спиридона, где во время службы можно сидеть на стульях, русские пушки на главной улице острова, аристократическая Эспланада с аркадой гостиного двора - все это незабываемый Корфу, который мы полюбили вслед за веселой семейкой Дареллов, жившей здесь с 1935 по 1939 год. В этой точке мы закончили наше незабываемое путешествие - и, конечно, оно не будет последним: в Греции 227 обитаемых островов, а мы посетили только десять.

 

Александр Астрихинский, Михаил Шапошников, Евгения Доброва, Наталья Здерёва, Луиза Зеленина, Александр Портнягин, Ольга Удовенко, Ирина Кадубовская, Сергей Кротов Бодрум - Кос, 17 мая - 1 июня 2014 года

 

Расписание круизов на парусных яхтах «Валери» и «Аврора» вы можете посмотреть по ссылке: mediteran.pro/cruises2014

 

 





Добавить комментарий

Защитный код Обновить