Рассказ художника и капитана яхты: Море всегда манило

Опубликовано в Интервью
Автор  Прочитано 2219 раз

Александр Астрихинский, художник и капитан деревянной парусной яхты «Валери», организатор творческих путешествий по морю, рассказывает о необычном формате своих круизов, о любви к ветру и волнам и особенностях морских путешествий

 

 

Откуда у вас страсть к путешествиям и приключениям?

Во многом от родителей. Они занимались альпинизмом, мы вместе ходили в тайгу, потом они не раз переезжали, например, переехали из Ангарска, где все было устроено, в Усть-Илимск, совершенно новое место; для них не    было таких препятствий, которые они не могли бы преодолеть. В Усть-Илимск тогда много кто приезжал, под окном у нас танцевали венгры и болгары, хоровод водили. Новый город, молодые люди. Что вообще такое — приехать в тайгу? Там, конечно, хорошие были зарплаты, но все равно надо иметь какую-то большую цель. На правом берегу построили улицу Романтиков, а на левом — улицу Мечтателей. Мы жили по адресу: Мечтателей, дом один. В первых рядах наших заполненных книжных шкафов стояли «Кон-Тики» Тура Хейердала, «Таинственный остров» Жюля Верна, да и библиотеке я все его книги перечитал. За окном зима, на улице минус сорок, ты читаешь эти книжки и воображаешь себя в роли героев, проживаешь с ними их морские странствия. Наверное, так и возникло желание прожить это не только в фантазии, но и на самом деле. У девочки из квартиры под нами была книжка древнегреческих мифов про аргонавтов и подвиги Геракла. Про Одиссея я уже позже читал, а аргонавты, Геракл и Тесей, пришли ко мне благодаря соседке, и обаяние Греции почувствовал еще в детстве. Это, наверное, одно из самых приятных воспоминаний, когда у тебя есть время, сделанные уроки и ты можешь погрузиться в иные миры.

А еще из Усть-Илимска мы летали в Крым, на Черное море. Родители проделывали этот длиннющий путь из Ангарска, ну, скажем, в Судак. Я помню свой первый морской опыт, мне было два года, я лежал на берегу на животе, и море подталкивало вперед, я катался вместе с галькой. Потом мы стали проделывать такой же длиннющий путь из Усть-Илимска, с пересадками, ведь нужно лететь сначала в Иркутск, потом самолет останавливался в Актюбинске, дозаправлялся и отправлялся дальше до Симферополя. Сначала туда, потом обратно — это было целое приключение. Все начинается с детства.

 

 

Как капитан вы известны тем, что делаете не просто круизы, а творческие путешествия. Как вы к этому пришли?

Сразу. Будучи художником, я хотел путешествовать с живописью и с обучением, потому что путешествия без творчества, без осмысления того, что мы встречаем в пути, были бы неинтересны для меня самого. Искусство — это тоже способ познания мира. А также способ создания своего из тех элементов, которые видишь. Мне хотелось разделить эти путешествия с другими творческими людьми, каждый из которых создает свою собственную вселенную, и эта совокупность миров дает некую целостность, увидев которую зрители окажутся в совершенно другом пространстве — не в пространстве масс-медиа, а в том, где мерой является человек, которое исходит из позиций гуманизма, гармонии.

Идея арт-круизов объединила два моих главных увлечения: море и живопись. Рисую я уже лет двадцать. Что касается путешествий, последние три года хожу постоянно. Впервые вышел в море десять лет назад. Капитаном стал в 2011 году — хотя, чтобы стать капитаном с большой буквы, совершенствоваться нужно все время. Волнение на море, шторма показывают, сколько еще нужно узнать и о лодке, и о море, и даже о том, как относиться к прогнозу погоды.

 

 

 

 

Арт-круизы — что это за формат?

Круиз как таковой — это путешествие, обычно на лайнере или на яхте, по морским странам и городам. Наш формат арт-круиза предполагает — помимо страноведческих интересов — создание произведений искусства. Мы ходим на деревянной парусной яхте. Продолжительность тура — одна или две недели, чаще две, чем одна. Протяженность — от 200 до 700 миль. Больше уже тяжеловато, это уже для опытных путешественников, которые ожидают от моря сюрпризов и нормально к ним относятся. В маршрут обычно попадает от одной до четырех стран, и он всегда разнообразен. В этом году, например, ходили из Черногории в Италию, оттуда перешли к греческим островам Ионического моря, потом была Албания, оттуда — снова в Черногорию.

Конечно, в путешествии интересно попасть в те места, в которые непросто добраться. Но прежде всего все-таки важно общение с морем. При том размере, который у нас есть, 24 метра, хорошо чувствуешь волну, море, ветер, природу. Небольшая яхта дает связь с окружающим миром. И может быть, именно это главное для тех, кто приходит в яхтинг.

Единство с миром — это чувство, которого человек не испытывает в городе. Оно дает ощущение целостности — тебя с миром. На море это происходит помимо твоей воли. Ты вдруг ощущаешь, что ты часть мира, а не отдельно стоящее само по себе «я». В море мир как стихия нас достаточно сильно затрагивает, хотя мы вооружены всеми средствами цивилизации: парусами, железом, мощными моторами, которые помогают пройти в безветренную погоду. Переходы между островами дают почувствовать и прелесть земли — все на контрасте. Идешь и ждешь этого берега. Разница ощущений тоже важна. Важно куда-то прийти и снова ступить на землю. Это не так, кстати, для жителей островов, они относятся к морю совершенно по-другому. Оно для них как снег в Сибири. Вчера в таверне девушка с Паксоса рассказывала, что никогда не была на Итаке, а ей уже двадцать. Между Паксосом и Итакой 59 миль. А я там был уже два раза и сейчас буду третий.

 

Ваши программы начинались с рисунка и живописи. Сейчас у вас целая линейка проектов, есть литературные круизы, психологические, танцевальные, был кинокруиз, несколько велокруизов. Расскажите про них подробнее.

За три года линейка действительно расширилась, но по-прежнему самыми востребованными остаются художественные круизы. Это связано с моей профессиональной средой: зная меня и тех, кто побывал и кому понравилось, присоединяются новые участники. При этом я понимаю, что главное искусство в наше время — это кино, и мне хотелось бы и дальше делать кинокруизы и научить лучше снимать кино в путешествиях, хотя кинокруизы, конечно, сложнее художественных. Пока у нас был только один кинокруиз. На следующее лето запланирован фотокруиз под руководством Михаила Ерошина. Очередная художественная практика Алексея Шеболдаева, профессора Московского текстильного института. Психологический тренинг, который проведет Лия Киневская. Литературная мастерская писателя Евгении Добровой.  Тренинг творческого роста при участии Кирилла Сидорова. Фотовелокруизы, которые мы делаем с Альбертом Егазаровым. Танцевальный выезд «хастлеров», мастер-классы школы тревел-журналистики «Травелогия» и т.д. Резюмируя, можно сказать: наша цель — замечательный отдых плюс обретенный новый навык.

 

 

 

Что происходит с творческими людьми на борту?

Трансформация. Ты отрываешься от земли, и так легче расстаться со стереотипами, с ощущением своей земной жизни. Ты попадаешь в совершенно новую среду, которая заставляет тебя открывать новые горизонты в себе, новые качества себя самого. Эти открытия для творческих людей оказываются значимыми. Море, неукротимая стихия, с которой в путешествии сталкиваешься каждый день, здорово помогает такому внутреннему изменению.

 

 

Расскажите о своей яхте.

Нашей компании «Медитеран» принадлежат две лодки, «Валери» и «Аврора». Я в основном хожу на «Валери», на «Авроре» мой помощник. Это деревянные парусные яхты, сделанные в Турции. Лодки довольно большие, хоть и относятся к маломерным судам: длина без бушприта 24 метра, осадка 2,7 м, ширина 6 м. Мне изначально хотелось выбрать лодки побольше, чтобы было куда поставить этюдники. Потому что на маленькой ни картинку высушить, которую ты написал, ни этюдник пристроить. А так у нас на палубе порой ставят по пять этюдников, и они никому не мешают. И по десятку работ одновременно сохнет. Так что размер был важен — хотелось, бросив якорь, иметь возможность писать прямо с лодки.

 

 

Каково это — быть капитаном? С какими трудностями вы сталкиваетесь, за что любите свое дело?

Люблю за безумный кайф, а что касается трудностей — непросто делать все одновременно. Решать вопросы с запчастями, вовремя все обслуживать. Вот сейчас мы меняем масло, неделю назад купили новый парус, потому что старый градом порвало. Я должен понимать, что работает, что нет, какова надежность решения того, что лодка дойдет при этой погоде туда, куда запланировано. Нужно постоянно проверять техническую исправность судна, управлять командой, обеспечивать безопасность пассажиров, питание и программу. Но если говорить о самом трудном — это брать на себя ответственность за людей, которые на борту, да и за саму лодку. Все должны быть живы, здоровы и пройти по тому маршруту, который я обещал, написать работы и остаться довольными. На мне ответственность за все происходящее.

 

 

Доля круизов в общем объеме путешествий невелика — от 5 до 10%, по данным разных источников. Действительно ли круиз — удовольствие только для состоятельных людей?

Если говорить о том формате, который сложился, затраты на путешествие составляют от тысячи евро за неделю.

 

Один из трендов современного туризма — самостоятельная организация путешествия. Все чаще люди сами бронируют авиабилеты, отели, оформляют страховки. Возможно это ли для круизов?

Да, к нам можно попасть напрямую. Для этого просто нужно связаться со мной или с организаторами тематических программ. Здесь нужно уточнить, что мы не являемся туристическим агентством и не продаем авиабилеты, мы ближе к формату клуба путешественников. А что касается билетов — мы можем посоветовать, где удобнее и выгоднее их забронировать. И визовую поддержку оказываем.

 

Можете ли вы составить индивидуальный маршрут?

Да, если это совпадает с техническими возможностями. Если люди хотят ходить вокруг Корфу неделю, это легко можно устроить; если же захотят пройти от Корфу до Афин и обратно, нам придется разъяснить, что в такой срок это практически невозможно, и предложить другой вариант. Если же время позволяет, можем пойти хоть на Майорку из Греции, можем обогнуть всю Италию, можем походить по Сицилии и уйти на Сардинию, — но тогда это должно быть несколько недель, может быть, даже месяц.

 

 

На какое время года лучше запланировать круиз?

Если мы говорим о Средиземном море, то это середина апреля — конец октября. Уже хорошо и днем и ночью. А так, в течение года можно путешествовать по всему миру. Пока мы проводим большую часть времени на Средиземноморье, и здесь лучшая пора — июнь. Море уже прогрелось, погода практически установилась, особенно это касается Восточного Средиземноморья, начиная от побережья Турции. Вода +22‒24 ͦС, можно купаться, а народу еще немного, марины еще тебя ждут, как желанного гостя. В августе все уже устают: официанты в кафе, их хозяева, повара. Они, конечно, смотрят на тебя как на залог своего благополучия зимой, но отношение уже не то. А ведь от людей, которых ты встречаешь, очень много зависит. И везде полным-полно народу. В общем, июнь, от самого начала и практически до конца, и сентябрь. Ну, может, еще первая половина октября. Волна туристов спадает, и персонал уже успевает отдохнуть. В принципе, мы-то автономны, нам не так уж важны кафешки, в конце концов, нам нужны марины, чтобы было где встать, и, конечно, лучше, чтобы города не были забиты туристами.

Сейчас с конца января до середины марта планируем круизы на катамаранах на Кубу и Багамы. Часть круизов будет посвящена Хемингуэю, но будут и танцевальные программы.

 

 

Дайте, пожалуйста, несколько советов нашим читателям, планирующим отправиться в круиз.

Отправляйтесь на две недели. Одной вам не хватит. И второй совет: в море относиться ко всему как к должному, понимать, что, ступая на палубу, оказываешься в несколько другом мире, чем переступая порог дома. Иными словами, спокойно относиться к изменениям, потому что могут поменяться и маршрут, и погода, и они всегда есть, эти изменения, — нужно их принимать.

 

 

Подробная информация об арт-круизах Александра Астрихинского: http://mediteran.pro, http://travel.eggoo.ru





Добавить комментарий

Защитный код Обновить